Мал золотник, да дорог.

- Если вам попадется на библиотечной полке или на прилавке магазина не­большая книжка с добрым названием «Чудесный характер» («Советский писатель». М., 1961г.), загляните в нее. В книге собраны рассказы, которые вряд ли оставят вас равнодушными. Молодой дагестанский прозаик Ибрагим Ибрагимов (БАММАТУЛИ) познакомит вас со старым колхозником Кагиром.

- Прием, как видите, не но­вый («Вечера на хуторе близ Диканьки» тоже ведь «записаны» пасечником Рудым Паньком), но прекрасно оправдывающий себя и в наши дни. То, что повествование ведется от первого лица, придает расска­зам живость и непринужденность.

- Нет необходимости, да и возможности останавливаться на каждом из рассказов книги в отдельности (их более сорока). Различна их тональность. Различны худо­жественные приемы. Здесь есть лирическая новелла о горянке, близкая к стихотворе­нию в прозе, - «Возродись, Разият, молю тебя!». Есть юмористические зарисовки - «Бюджет и коровник», «О тебе мои помыс­лы». Есть рассказы, написанные в духе на­родной притчи,— «Шкворень».

- Соль книги - едкая, умная сатира. Пресекая зло, Кагир борется за новую, коммунистическую мораль. И уж тут он никому не спустит: - поборники угнетения женщин, ревнители кровной мести, хапуги и карьеристы, ото­рвавшиеся от народа руководители, молодые бездельники, ханжи и бюрократы, зазнайки и болтуны - все получают по заслугам. Множество людей населяет рассказы Кагира, и что ни человек - живой образ, выписанный порой с гротесковой рез­костью.

- Вот маленькая новелла «Гаписова бо­лезнь». Среди бела дня случается на улице аула странное происшествие: молодой па­рень, сын пасечника, только что закончив­ший обучение в городе, начинает на глазах у всех непомерно увеличиваться в объеме, пухнуть и крениться набок, «Очень инте­ресно..., почему его все тянет вниз и кренит на левую сторону? Почему именно влево?..».

- Полез кто-то в левый карман Гаписа «и до­стал оттуда большую печать с деревянной ручкой». «Где ты работаешь? - спрашиваю я у Гаписа»,- рассказывает Кагир. «- Зав... заве... завед..., - никак не выгово­рит он. - А, понятно! говорю я. - Дальше можешь не говорить...»…

- Стоило сельчанам освободить Гаписа от его «груза», как парень сразу становится нормальным человеком. «Рано ему еще пе­чати с собой носить, не под силу они ему», - решает народ.

- Или рассказ «Новая мода». Зазналась жена председателя колхоза. Сам председа­тель - человек работящий, скромный, а вот супруга его возомнила о себе невесть что. Она уже не хочет походить на своих сосе­док, ей уже и продукты подавай на дом - «недоставало, чтобы жена председателя, как рядовая колхозница, шла на склад и в счет трудодней получала фрукты и мед, как все», - и в магазине она желает получать товар только дефицитный, только из-под прилавка - «иначе какой же смысл быть женой хакима, руководящего лица?»

- А тут «трагедия»! В сельпо завезли товары, кото­рые долгое время были дефицитными. И тюль, и бостон, и плюш открыто лежат на прилавке... И вот, чтобы обеспечить председателю спокойствие в семье, заве­дующий магазином идет на хитрость: де­лает вид, что для председательши он до­стает товары из-под прилавка.

- С тем же уменьем найти ситуацию, в самой основе которой заложен комизм, написаны рассказы «Бумага в клетку», «Али-активист», «Архилох». Все это весело, остро­умно, зорко выхвачено из жизни. Все пере­сыпано меткими словечками, рассказано языком, иронически сталкивающим древние понятия с самыми наисовременнейшими: «женщина, близкая к духовенству, и про­фессиональный организатор яс, т.е. массового ритуального плача в доме умершего, «активное привидение», «заплани­рованная свадьба»...

- Так что же, так-таки все и превосходно в этой книге? Нет, не все. Вероятно, не стоило бы включать в нее «Рассказ Сертюкея», «Стрекозу», «Чертов холм». В этих рассказах нет той точности прицела, той зоркой сатиричности, на которую показал себя способным молодой прозаик. Правда, они составляют в книге малую часть, но, если б эту часть сократить, книга выигра­ла бы.

*******

- Фигура Кагира-аги - удача писателя. Ибрагим Ибрагимов воплотил в этом образе черты народного характера, национально-своеоб­разного и в то же время современного. Это действительно «чудесный характер». В его Кагире есть что-то от Кола Брюньона: жизнелюбие, озорной задор, понимание своей ценности на земле. Но если это и Кола, то чисто кумыкский.

- Мы часто жалуемся на вольность обра­щения переводчиков с произведениями в прозе, на отсебятину, пропуски, «улучшательство». У меня была возможность срав­нить перевод М. Эделя с подстрочником рассказов И. Ибрагимова. Конечно, какие-то потери при «пересадке» живой художе­ственной ткани из стихии одного языка в другой неизбежны. Кумыкские литераторы утверждают, что в оригинале книга тоньше, остроумнее. И все же М. Эдель перевел И. Ибрагимова с пониманием качеств ори­гинала, тактично сохраняя колорит кумык­ского образа мышления и юмора.

- Книга И. Ибрагимова (первая его книга на русском языке) невелика по объему, но, как говорится, «мал золотник, да дорог»!

Наталья КАПИЕВА

(литературовед)



- Лит-й журнал «Новый мир». - М., 1962, №-7, стр. 264.

**********************************************************************

Комментарии на facebook


Комменатарии
Представьтесь, пожалуйста
Поделитесь своим мнением по существу данной публикации
Картинка
Введите код с картинки
(для защиты от спама)

на верх

RRS лента

Ссылки

kumukia.ru